Введите слова для поиска

Творец, обогативший мировую культуру

Творец, обогативший мировую культуру

Творец, обогативший мировую культуру

Максуд Ибрагимбеков: писатель, драматург, режиссер

ВОСПОМИНАНИЯ

Не верится, что уже более года нет с нами Максуда Ибрагимбекова, талантливого человека, единомышленника многих из нас и просто замечательного бакинца. Вот и сейчас я словно слышу его голос в телефонной трубке: «Эличка, с Новым годом тебя!».

Это было в прошедшем, 1916 году, увы, в последнем для него январе. Помню, как искренне обрадовалась я звонку Максуда, моего старинного друга, как всегда чуть ли не первым поздравившего меня. Эличкой, как трогательно называл меня Максуд, относившийся ко мне с какой-то братской нежностью, я была кроме него только для моей покойной мамы. Наверное, потому, провожая его в последний путь совсем скоро после этого поздравительного звонка, в праздничные дни Новруза, я с грустью подумала: может, Максуд предчувствовал свой близкий конец, может, потому и спешил поздравить с Новым годом тех, к кому испытывал самые добрые чувства, в числе которых — отмечаю это с гордостью — всегда была и я…

…Недавно в Азербайджанском государственном русском драматическом театре имени Самеда Вургуна состоялся вечер памяти Максуда Ибрагимбекова. В зале собрались родные, друзья, почитатели таланта писателя, чьи произведения переведены почти на тридцать языков, одного из тех азербайджанцев, кто, по общему признанию, обогатил мировую культуру. Мне было приятно, что выступила на вечере, поделившись своими мыслями о неординарном творчестве нашего соотечественника, и первый вице-президент Азербайджанской Республики Мехрибан Алиева. Представив этого яркого носителя национальной культуры, несомненного обладателя Божьего дара как большого писателя, чье творчество воспитывает, помогая заложить в каждом знакомящимся с ним фундамент нравственности и духовности, Мехрибан ханым нашла какие-то очень точные слова для характеристики ибрагимбековской прозы, «порой ироничной, порой грустной или даже драматичной, но всегда наполненной глубоким философским смыслом».

И это ведь действительно так. Вспомним его «И не было лучше брата», опубликованный в авторитетном московском журнале «Новый мир», его «Кто поедет в Трускавец», «Пусть он останется с нами», «За все хорошее смерть» и другие, печатавшиеся в журналах «Юность», «Дружба народов», «Литературный Азербайджан» и вышедшие также отдельными изданиями во многих странах мира — строки из них прозвучали и на вечере памяти их создателя.

Написанные на великолепном русском языке и отличающиеся глубиной и четкостью мысли, всегда облекаемой в остроумную форму, произведения эти, правдивые, умные и очень добрые, и впрямь становились пищей для размышлений — о смысле жизни, о предназначении каждого в ней.

Максуду Ибрагимбекову, как известно, принадлежит также ряд сценических произведений, таких как «Мезозойская история», поставленная в Москве, в Малом театре, «Мужчина для молодой женщины», «Нефтяной бум улыбается всем», «Ресторан «Финал» и другие, которые успешно ставились в более чем 40 российских и азербайджанских театрах. А по сценариям кинодраматурга Ибрагимбекова, выпускника Высших сценарных курсов в Москве, на многих студиях снимались художественные и документальные фильмы. Несмотря на то, что языком произведений писателя, как отмечалось, был русский, все они пронизаны любовью к азербайджанской земле, к родным корням, а любимый Баку нередко становился их главным действующим лицом. Многие из нас помнят, с каким восторгом были встречены сделанные по его сценариям фильмы «Джабиш муаллим», «Последняя ночь детства» и другие.

Словом, творения нашего современника — и со вкусом сделанная проза, и сценические, и кинопроизведения — уже почти шесть десятилетий с удовольствием читаются и смотрятся почитателями его таланта, находя отклик в их душе. Не раз становились они также объектом внимания на различных форумах и съездах писателей…

Об этом и многом другом говорили участники вечера памяти Максуда Ибрагимбекова. А я, слушая их — и тех, кто был в зале, и тех, кто делился воспоминаниями о нем с развернутого на сцене экрана, — невольно уносилась мыслями в свое далекое прошлое…

…Москва, первая половина 50-х годов прошлого столетия. Я — студентка факультета журналистики Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова, живущая на Ленинских горах (ныне — Воробьевы). Сюда, в новое университетское здание, часто приезжали наши земляки, юные представители Азербайджана, обучавшиеся в разных вузах столицы нашей общей в то время Родины. Однажды появился на Ленгорах и Максуд Ибрагимбеков, студент Высшего технического училища имени Баумана. Случилось так, что у нас с ним сразу сложились добрые, дружеские отношения. Мы любили общаться, делились друг с другом своими проблемами. Максуд приезжал к нам почти каждую субботу, чему мы — я и моя влюбившаяся в Максуда соседка по «квартире» в университетском общежитии, узбечка Ляля — всегда радовались. Естественно, тогда я и предположить не могла, что спустя совсем немного лет этот мой давний товарищ, добродушный увалень Максуд станет популярным и любимым всеми писателем, что его произведениями будут зачитываться миллионы людей, а имя его в ряду других талантливых молодых прозаиков будет звучать с трибун различных высоких собраний.

Максуд недоучился в своем вузе и высшее образование получил уже в Баку, в Политехническом институте. А я, только ступившая на нелегкую стезю молодой журналист, уже работала в редакции газеты «Бакинский рабочий». Мы довольно долго не виделись с моим московским товарищем, когда однажды я прочитала в «Литературной газете» очень понравившийся мне рассказ «Уютное место в сквере», подписанный неким М.Ибрагимбековым. Каково же было мое удивление, когда при нашей случайной встрече Максуд, застенчиво улыбнувшись в ответ на мой вопрос «уж не ты ли это?», признался в своем авторстве.

Так вошел для меня в серьезную современную литературу Максуд Ибрагимбеков. Я с интересом читала его повести, рассказы и гордилась тем, что знаю этого автора ближе, пусть даже чуточку, чем многие его читатели…

После распада СССР Максуд все чаще обращался к публицистике. Его появлявшиеся в разных печатных органах статьи, такие, к примеру, как «Завтра будет поздно», «Нам не страшен серый волк», «Сезон саранчи», «Контрреволюционный этюд», «Особняк окнами на проспект Европы», «Без прошлого нет будущего» и другие, вошедшие в изданную на азербайджанском, русском и английском языках книгу «Фрагменты», поражают своей прозорливостью, отточенностью каждого Слова, которое всегда было главным оружием писателя, готового, как сказал как-то Анар, ринуться в бой с любым злом, независимо от его носителя.

В связи с этим я вновь обращусь к случаю из прошлого, о котором уже писала много лет назад в очерке, посвященном моему другу Максуду Ибрагимбекову.

В самом начале 70-х годов прошлого столетия в приложении «Неделя» популярной газеты «Известия», в которой мне в тот период посчастливилось работать собственным корреспондентом по Азербайджану, появился рассказ Максуда, писателя, уже завоевавшего в нашей большой тогда стране довольно широкую известность. Со свойственными этому автору остроумием и даже язвительностью, но в весьма художественной форме он фактически подверг уничтожающей критике руководителя одной из серьезных организаций (имелось в виду Азербайджанское телевидение), который никакого отношения к руководимой им области не имел и мало в ней разбирался. И хотя никаких имен в рассказе не было, «герой» узнал себя и пожаловался на автора в высший партийный орган республики. Несмотря на то, что собкор, то есть я, никакого отношения к публикации не имела (Максуд уже и тогда был достаточно популярен в СССР, поэтому предложил «Неделе» свой рассказ, минуя представителя «Известий» в Баку), тем не менее мне последовал гневный звонок: куда вы, мол, смотрите. Да и у самого Максуда состоялся не очень приятный контакт с секретарем по идеологии ЦК партии, которому почему-то непременно хотелось зачислить его в ряды инакомыслящих. К счастью, знавший толк в хорошей литературе и всегда поддерживавший ее создателей Гейдар Алиев, в то время первый секретарь ЦК КП Азербайджана, положил конец этой неприглядной истории. Потом мы долго смеялись, вспоминая случившееся, а Максуд при этом говорил: «Вот видишь, Эличка, какую свинью я тебе подложил…»

Начавший свой путь в серьезную литературу еще в 60-е годы прошлого столетия, ставшие звездным часом для его поколения, Максуд с не меньшим блеском создавал и свои публицистические произведения, в которых был суров в оценках и отношении к негативным явлениям жизни. Честь и достоинство — эти два понятия всегда определяли его личность и его творчество. И особенно, когда речь шла о чем-то взволновавшем его. Лет десять назад Максуд прислал мне свой вышедший тогда в свет сборник публицистических статей «Балтиморский скунс», который в предисловии к книге журналист Надежда Исмайлова совершенно обоснованно назвала блистательным квинтетом на тему современной политической жизни страны. И помню, прочитав все пять статей, составивших сборник, я, не раздумывая, присоединилась к мнению автора предисловия, назвавшего Максуда Ибрагимбекова классиком публицистической прозы, «умеющим уложить самые сложные политические материи в понятные схемы и увлекательно описать их понятным языком».

А еще раньше в местной печати была опубликована публицистическая статья М.Ибрагимбекова, адресованная иным приезжающим к нам из международных организаций самодовольным проповедникам догматических истин, в частности представлявшему ПАСЕ Андреасу Гроссу. Вот несколько строк из нее: «Господин Гросс решил, что с нашей страной можно не церемониться и что обязательные для межгосударственного общения правила хорошего тона на нее не распространяются. На них надо давить, решил господин Гросс. Тут он ошибся. На нас давить бесполезно. Для Азербайджана давление Андреаса Гросса приблизительно то же самое, что приставание вялой осенней мухи для бегуна на длинную дистанцию…». Признаться, я со злорадством прочла тогда эти едкие строки и подумала: хорошо бы, чтобы их прочитали и сам Андреас Гросс, и все те, кому они в конечном счете адресованы.

Однако вместе со всем этим Максуд мог быть также очень теплым, добрым, чутким и заботливым человеком. Это проявилось особенно, когда его избрали депутатом Азербайджанского парламента. Не было случая, рассказывали мне как-то в Милли Меджлисе, чтобы просьба к депутату Ибрагимбекову оставалась безответной. Бывало даже, что он посылал за не заставшим его избирателем, приехавшим из района, машину или сам отправлялся туда, где тот остановился: считал, раз приехал издалека, значит важно…

Доброта в самом широком понимании этого слова определяла многие поступки Максуда, помогая ему в работе, скажем, и на посту председателя Национального комитета Фонда мира.

Максуд был из тех, кто любил доставить радость, сделать человеку что-то приятное. Помню, как, пригласив меня однажды к себе домой на оригинального изготовления блинчики со шпинатом (помнил о моем «блинном» пристрастии еще по Москве), он увлеченно рассказывал мне о том, как их комитет за свой счет отправляет детей подросткового возраста из неимущих семей за границу. Они должны знать, говорил он, что не одиноки, что за ними — страна. И все это так искренне, с такой душой!

А сколько тепла и сердечности дарил он женщине, которая почти тридцать последних лет была рядом с ним! Аннушка — так трепетно обращался к ней Максуд — занималась художественной фотографией. И однажды, по его просьбе, я написала о новом календаре наступавшего года, иллюстрированном ее с большим вкусом и изобретательностью выполненными цветными фотоснимками…

С упоением занимался Максуд Ибрагимбеков созданием и организацией в нашей республике деятельности так называемого Дворянского собрания, членом которого по его инициативе стала и я, получив в дедовском доме Ибрагимбековых в Ичери шехер свидетельство №292. Это некий отбор, говорил мне Максуд, рассказывая о зачислении в ряды дворянского сословия, у которого свои особые традиции, людей глубинно интеллигентных, предельно честных и порядочных. Сам он, как оказалось, был потомственным дворянином со всеми, на мой взгляд, присущими дворянам качествами, и не в последнюю очередь — щепетильностью.

Как раз в этом его качестве я и сама не раз убеждалась. Вспоминается мне в частности такой случай. Как-то мне надо было подготовить авторскую статью для «Известий» на тему «Взаимообогащение культур». И я попросила об этом Максуда.

Он согласился. Но прошла неделя, а статьи нет, и вдруг звонок: извини, Эличка, не получается у меня. Писать абы как — не хочу, неприлично рассчитывать на популярность своей фамилии (в то время Максуд Ибрагимбеков был уже фигурой в мире литературы. И потому, какой бы ни получилась статья, она была бы напечатана, что, конечно же, Максуд принять не мог)… Словом, не обижайся, попроси кого-нибудь другого…

Естественно, Максуд, как и все мы, грешные, не был лишен и недостатков. И одним из них, как мне кажется, была его бескомпромиссность, неуступчивость. Да он и сам всегда говорил, что не умеет уступить в малом ради чего-то большого. А это, как свидетельствует жизнь, не всегда хорошо!..

Примерно в середине прошлого десятилетия по инициативе Максуда стала издаваться газета «Трибуна плюс», которую он возглавил в качестве ее главного редактора. Был сколочен хороший творческий коллектив. Газета постепенно завоевывала читателя. И вдруг ее пришлось закрыть: а сделал это главный редактор Ибрагимбеков, не сумевший договориться с деловыми партнерами о достойной оценке журналистского труда. Хотя, может, и следовало в чем-то уступить…

Мы не часто виделись с Максудом, а если виделись, то случайно. Наше общение было в основном телефонным. Но я всегда помнила и, конечно, буду помнить, пока я есть, нашу чистую, светлую дружбу, родившуюся в Москве, его тепло и неподражаемую улыбку с искорками в глазах, которые он дарил тем, кого любил…

«Мастера надо ценить при жизни», — сказал на 70-летнем юбилее Максуда Ибрагимбекова Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев…

Думаю, наш замечательный современник, великий патриот и большой писатель Максуд Ибрагимбеков не был и не будет никогда обделен вниманием, любовью и признанием. И творчество его, пронизанное неиссякаемой любовью к Родине, будет жить вечно…

Ведь писатель жив, пока живы его произведения…

Эльмира АЛИЕВА,
заслуженный журналист Азербайджана