Введите слова для поиска

ВСПОМИНАЯ МАКСУДА…

ВСПОМИНАЯ МАКСУДА…

ВСПОМИНАЯ МАКСУДА…

ВСПОМИНАЯ МАКСУДА… Многие считают, что писатель живет только в своей прозе, в своих произведениях. Максуд Ибрагимбеков жил не только в прозе, он жил и в застольных беседах, он знал им цену.«В наши дни люди беседовать разучились, — говорит один из его героев в «Мезозойской истории», — теперь же не беседуют, только разговаривают. Раньше специальная застольная беседа была. Специальная деловая, специальная любовная, специальная вражеская беседа была, в конце концов. А теперь все такие деловые стали». Максуд был абсолютно сократического склада ума, человеком. Это такого рода диалектика — умение выстроить проблему, рассмотреть ее с разных сторон. При этом, все это делать не торопясь, застольно и хлебосольно. — В этом смысле, не было равных ему в нашей советской жизни, — считает Михаил Швыдкой, — пожалуй, я и не назову из такого рода масштабных людей, которые знали цену вот такого человеческого застолья. Максуд Ибрагимбеков ушел из жизни три года назад , 22 марта. В этот день мы пойдем на кладбище, потом будет застолье его памяти… Так вот, если бы он спустился за наш стол, я бы хотела обсудить с ним его последнюю запись, которую он сделал перед тем, как уйти в вечность. «До исполнения мне восьмидесяти лет я ощущал себя бессмертным. Как ни странно, не мог себе представить, что когда-нибудь умру. Сейчас знаю точно, что умру, хоть и не знаю, когда это случится».И еще… «Не дай мне Бог сойти с ума. Уж лучше посох и сума».И последняя:«Ниже Бога, выше небес». Кто знает, о чем, уходя, думает человек на подсознательном уровне? И что там, НИЖЕ БОГА И ВЫШЕ НЕБЕС?